August 23rd, 2012

deva

Что я смотрела этим летом. Часть 1.

Во время отдыха на море, в период обязательной дневной сиесты, обычный для заграничных отелей телеканал РТР-Планета показал несколько старых советских фильмов, которые я неожиданно посмотрела с удовольствием.

Один из них - сериал "Ольга Сергеевна", 1975го кажется года.
Фильм об учёных-океанологах, которые изобретают новую дыхательную смесь для глубоководных погружений.
Страшный серый совок не жалел средств для пропаганды науки, на неё выделялись средства, её поэтизировали, о ней снимали фильмы. Такие как этот например.
Целое созвездие актёров. Плятт, Ефремов (которого я не люблю, но всё же), Джигарханян, Проханов, Овчинникова, Дуров, Неёлова, кажется даже молоденькая Гузеева, и в главной роли - Татьяна Доронина, в самом расцвете своей красоты, уже зрелой красоты, и таланта. Кажется, ну как, как можно иметь такую внешность при полном отсутствии силикона, ботокса и цветных контактных линз (синих!), оператор работал так, словно он был влюблён в главную героиню. А сценарист был влюблён наверняка, потому что сценарий к этой "телевизионной повести" написал Эдвард Радзинский, который когда-то был мужем Дорониной.
Здесь конечно не только о науке, но и просто о жизни, о дружбе, о предательстве и, конечно, о любви.
Но и о науке тоже, о преданности своему делу, своей цели, здесь наука - почти живое существо, она - тоже герой фильма. Консультантами выступили целая группа учёных-океанологов, профессоров и академиков.
Знаете. я как-то подумала, в чём причина такого глобального отличия большинства наших сериалов и сериалов, которые делает например ВВС. А ответ очевиден: они просто не считают своего зрителя дураком.
Так вот, авторы Ольги Сергеевны тоже не считали своего зрителя дураком.

Там конечно есть длинноты, тогда ведь не было продюсеров, высчитывающих каждую копейку, поэтому камера позволяет себе длинные проезды по Москве 70х, без рекламы, с рядами автоматов для газированной воды, без новостроек, без Сити, а также панорамы приморских городов и приморских пейзажей, черноморских и каспийских, под пронзительную музыку Таривердиева.

В 1975м году многие из нас были совсем детьми, а кого-то и вовсе не было ещё на свете, но чем-то притягивает эта жизнь, эти люди, эта страна, страшная и удивительная одновременно, страна, в которой мы родились и которой больше не существует. Это уже история. Это ретро.
Молодость наших родителей для нас с вами - ретро.
Но многое как будто помнится, ведь есть ещё память, генетическая память, потому что
в памяти моей такая мощь, 
что возвращает образы и множит, 
шумит, не умолкая, память-дождь,
и память-снег 
летит, летит, 
и пасть не может.
Это стихи одной из песен в фильме. Поёт, само собой, Иосиф Кобзон.

У меня этот фильм-сериал вызвал какое-то.. умиротворение что ли.
Чего и вам желаю, если будете смотреть.
Только надо не на бегу.